Наталья Гончарова-Пушкина

Тема оформления

МБУК «Городская... чт, 04/06/2020 - 10:25
В.И.Гау. Портрет Н.Н.Пушкиной. 1842–1843
В.И.Гау. Портрет Н.Н.Пушкиной. 1842–1843
 
Александр Сергеевич прожил в браке с «первостатейной московской красавицей» Натальей Гончаровой неполные шесть лет. Казалось бы – все известно об этом браке, о музе Пушкина. Но слишком много мифов до сих пор ходят вокруг имени этой удивительной женщины. О них, о жизни Натали с поэтом и после его гибели мы поговорили в эфире Радио «Комсомольская правда»» с биографом Гончаровой, исследователем-пушкинистом, автором книги «Жизнь после Пушкина. Наталья Николаевна и ее потомки», членом Союза писателей России Татьяной Рожновой.
Миф 1: брак Гончаровой и Пушкина был по расчету
– Татьяна Михайловна, раз мы пошли по мифам, давайте поговорим о том, действительно ли Натали была влюблена в Пушкина. Ее обвиняли в том, что она лишь хотела обессмертить свое имя. Великий поэт – прекрасная партия. С другой стороны, есть версия, что Пушкин хотел «жениться на деньгах».
– Да, популярные мифы. Но это только мифы. В действительности, любовь Натальи Николаевны к Александру Сергеевичу была ее первым настоящим и сильным чувством. Ведь их знакомство произошло, когда Наташе Гончаровой едва исполнилось 16 лет, и ее только начинали вывозить в свет. От природы она была очень застенчива. И надо признать, что это сейчас для нас Пушкин – «солнце русской поэзии», а тогда это была далеко не самая блестящая партия.
О том, что Пушкин женился по любви, ни у кого не вызывало сомнений. Сохранилось множество высказываний на этот счет. К примеру, молва уверяла, что «Пушкин, после бурных годов своей молодости, был страстно влюблен в московскую красавицу Гончарову, которая действительно могла служить идеалом греческой правильной красоты».
Одни завидовали Наталье Николаевне, другие сочувствовали. Так, почти за год до свадьбы, 1 мая 1830 года, Владимир Муханов писал брату Николаю из Москвы в Петербург: «Пожалей о первой красавице здешней Гончаровой... Она идёт за Пушкина. Это верно, и сказывают, что он написал ей стихи, которые так начинаются:
Я пленён, я очарован —
Я совсем огончарован...».
Месяц спустя после свадьбы поэта, 18 марта 1831 года, Егор Антонович Энгельгардт – второй директор Царскосельского лицея, писал из Петербурга своему выпускнику Федору Матюшкину: «Знаешь ли, что Пушкин женился? Жена его москвичка, как говорят, очень любезная, образованная и с деньгами. Жаль ее: она верно будет несчастлива. В нем только и было хорошего, что его стихотворческий дар, да и тот, кажется, исчезает; новейшие его произведения далеко отстали от прежних, например, "Борис Годунов" его очень слаб. Он забавляется маленькими, эпиграмматическими стихами, в которых довольно пошлым образом ругает всех и все. Плохое ремесло».
- Утверждали, что во время периода сватовства «Гончарова-мать сильно противилась браку своей дочери, но… молодая девушка ее склонила».
- Мать невесты – Наталья Ивановна Гончарова, напуганная слухами о неблагонадежности поэта, долго не давала согласия на брак. «Пушкину напрямик не отказали; но отозвались, что надо подождать и посмотреть, что дочь еще слишком молода и пр.». Упреждая сомнения своего деда Афанасия Николаевича по тому же поводу, Наталья Николаевна писала ему в Полотняный Завод:
«Любезный дедушка! Узнав через Золотарёва сомнения ваши, спешу опровергнуть оные и уверить вас, что всё то что сделала Маминька, было согласно с моими чувствами и желаниями. Я с прискорбием узнала те худые мнения, которые вам о нем внушают, и умоляю вас по любви вашей ко мне не верить оным, потому что они суть не что иное, как лишь низкая клевета».
Это был голос 17-летней Наташи, которая искренне бросилась защищать своего жениха, боясь, что из-за пустякового повода свадьба снова может расстроиться. Она отчаянно вступилась за Пушкина, потому что любила его. Она «умоляла» деда не верить дошедшим до него «худым мнениям» о Поэте и «составить» ее «щастие», то есть благословить на брак с любимым человеком.
К тому же, сохранилось интересное свидетельство академика Владимира Безобразова о времени пребывания Пушкина в имении Гончаровых тогда же, в мае 1830 года. В письме историку литературы Якову Гроту Безобразов, посетивший Полотняный Завод полвека спустя (17 мая 1880 года), сообщал: «…я читал в альбоме стихи Пушкина к своей невесте и ее ответ, также в стихах. По содержанию, весь этот разговор в альбоме имеет характер взаимного объяснения в любви».
Но для нас с вами куда важнее не то, что говорилось за спиной поэта о Наталье Николаевне, а то, как он сам высоко ценил ее. Еще в начале супружества в письме своему другу Плетневу (от 26 марта 1831 года) Пушкин признавался: «женка моя прелесть не по одной наружности».
Хотя всего за неделю до свадьбы (10 февраля 1831 года) поэт делился своими невеселыми думами со своим другом Николаем Ивановичем Кривцовым:
«Я женат – или почти. Все, что бы ты мог сказать мне в пользу холостой жизни и противу женитьбы, все уже мною передумано. Я хладнокровно взвесил выгоды и невыгоды состояния, мною избираемого. Молодость моя прошла шумно и бесплодно. До сих пор я жил иначе как обыкновенно живут. Счастья мне не было. Счастье можно найти лишь на проторенных дорогах. Мне за 30 лет. В тридцать лет люди обыкновенно женятся – я поступаю как люди, и вероятно не буду в том раскаиваться. К тому же я женюсь без упоения, без ребяческого очарования. Будущность является мне не в розах, но в строгой наготе своей. Горести не удивят меня: они входят в мои домашние расчеты. Всякая радость будет мне неожиданностию».
А через неделю после свадьбы, 24 февраля 1831 года, Пушкин в письме П. А. Плетневу восклицал: «Я женат – и счастлив; одно желание мое, чтоб ничего в жизни моей не изменилось – лучшего не дождусь. Это состояние для меня так ново, что кажется я переродился».
Когда позади было уже три года брака, поэт признался жене в письме от 8 июня 1834 года: «Я должен был на тебе жениться, потому что всю жизнь был бы без тебя несчастлив».
А.П.Брюллов. Портрет Н.Н. Пушкиной. 1831–1832.
А.П.Брюллов. Портрет Н.Н. Пушкиной. 1831–1832.
Миф 2: Натали — глупенькая кокетка
– За спиной любого великого поэта, музыканта, творца всегда стоит женщина. Это либо мать, либо возлюбленная, которые берут в руки его судьбу, становятся, говоря современным языком, его литературными агентами, продюсерами. Толстой, Достоевский – показательные примеры… А как было у Пушкина? Какова роль Натальи Николаевны в том, что поэт взялся а ум не только в жизни, но и в творчестве, в финансовых делах?
– К сожалению, миф о том, что Наталья Николаевна была только бездушной красавицей, достаточно устойчив. Сразу замечу, что, несмотря на молодость, она отличалась поразительным умом. Екатерина Кашкина, писала о Наталье Николаевне: «Говорят, она столь же умна, сколь и прекрасна, с осанкой богини, с прелестным лицом».
Да и сам Пушкин в письмах, адресованных жене, не раз признавался ей: «Ты умна, ты здорова»; «Ты баба умная и добрая».
Сохранилось письмо Натальи Николаевны, относящееся к июле 1836 года (когда у Пушкиных было уже четверо детей), в котором она деликатно обратилась к брату Дмитрию Гончарову – как главе рода, выплачивавшему пенсион всем братьям и сестрам:
«Теперь я хочу немного поговорить с тобой о моих личных делах. Ты знаешь, что пока я могла обойтись без помощи из дома, я это делала, но сейчас мое положение таково, что я считаю даже своим долгом помочь моему мужу в том затруднительном положении, в котором он находится... Я тебе откровенно признаюсь, что мы в таком бедственном положении, что бывают дни, когда я не знаю как вести дом, голова у меня идёт кругом. Мне очень не хочется беспокоить мужа всеми своими мелкими хозяйственными хлопотами, и без того я вижу, как он печален, подавлен, не может спать по ночам, и, следственно, в таком настроении не в состоянии работать, чтобы обеспечить нам средства к существованию: для того, чтобы он мог сочинять, голова его должна быть свободна».
– Какая зрелая мудрость для столь юного создания!
- Вот именно! Наталья Николаевна активно осваивала для себя роль хозяйки дома, стараясь быть заботливой матерью и нежной супругой. Именно в этом она видела смысл семейного счастья.
– Насколько изменилась творческая натура Пушкина после свадьбы? Стал ли он больше писать, поскольку с него сняли заботы по дому?
– Вдохновение не покидало его никогда, за исключением страшного 1836 года, когда «жужжание клеветы» вокруг семьи заглушило все остальное. Друзья, разбиравшие архив поэта после его смерти, поражались как много планов, задумок, идей у него было. Над какими важными темами он трудился. И как много он еще мог написать, если бы не трагическая гибель.
– И сколько бы он мог заработать!
– Ну, об этом можно только гадать. Однако нельзя не признать, что всеми силами Наталья Николаевна старалась сделать так, чтобы Пушкин получал соответствующие его уровню гонорары.
Современники называли Наталью Николаевну «Мадонной», сравнивали ее с богиней, уверяли, что у нее «кружевная душа», потому что она была сдержана, немногословна и от природы очень застенчива. Однако многим довелось увидеть ее и другой: подчас настойчивой и жесткой, когда дело касалось вопросов благосостояния семьи, оценки литературных трудов ее мужа. Сам Пушкин не раз писал ей об этом. Например, 11 мая 1836-го муж писал жене из Москвы: «Еду хлопотать по делам Современника. Боюсь, чтоб книгопродавцы не воспользовались моим мягкосердием и не выпросили себе уступки вопреки строгих твоих предписаний. Но постараюсь оказать благородную твёрдость».
Поэт с 1822 года сотрудничал с книгопродавцем и издателем Александром Филипповичем Смирдиным, с которым они были почти ровесниками и которого называл «книгопродавец-дворянин», уважительно относясь к его деятельности. П. В. Анненков уточнял, что Смирдин платил Пушкину 11 рублей за стих, предлагал 2 тысячи рублей в год «лишь бы писал, что хотел» и что за стихотворение «Гусар», написанное в 1833 году, заплатил поэту тысячу рублей. Пушкин был завсегдатаем Книжной лавки Смирдина. С 1832 по 1854 год лавка находилась на Невском проспекте, ставшая своего рода литературным салоном, который посещали писатели, издатели, журналисты не только для знакомства с книжными новинками, но и для устройства своих дел. Иногда Наталья Николаевна считала нужным вмешаться в денежные расчеты мужа с книгопродавцами. Так было и со Смирдиным, о чем сохранился яркий и колоритный рассказ Авдотьи Яковлевны Панаевой – дочери Якова Брянского и жены писателя И. И. Панаева:
«Кстати упомяну, что я слышала ещё в 40-м году от книгопродавца Смирдина о Пушкине.
Панаеву понадобилась какая-то старая книга, и мы зашли в магазин Смирдина. Хозяин пил чай в комнате за магазином, пригласил нас туда и, пока приказчики отыскивали книгу, угощал чаем; разговор зашёл о жене Пушкина, которую мы только что встретили при входе в магазин.
– Характерная-с, должно быть, дама-с, – сказал Смирдин. – Мне раз случилось говорить с ней… Я пришёл к Александру Сергеевичу за рукописью и принёс деньги-с; он поставил мне условием, чтобы я всегда платил золотом, потому что их супруга, кроме золота, не желала брать денег в руки. Вот-с Александр Сергеевич мне и говорит, когда я вошёл-с в кабинет: “Рукопись у меня взяла жена, идите к ней, она хочет сама вас видеть”, и повел меня; постучались в дверь: она ответила “входите”. Александр Сергеевич отворил двери, а сам ушёл; я же не смею переступить порога, потому что вижу-с даму, стоящую у трюмо, опершись одной коленой на табуретку, а горничная шнурует ей атласный корсет.
– Входите, я тороплюсь одеваться, – сказала она. – Я вас для того призвала к себе, чтобы вам объявить, что вы не получите от меня рукописи, пока не принесете мне сто золотых вместо пятидесяти… Муж мой дешево продал вам свои стихи. В шесть часов принесете деньги, тогда и получите рукопись… Прощайте…
– Всё это она-с проговорила скоро, не поворачивая головы ко мне, а смотрелась в зеркало и поправляла свои локоны, такие длинные на обеих щеках. Я поклонился, пошел в кабинет к Александру Сергеевичу и застал его сидящим у письменного стола с карандашом в одной руке, которым он проводил черты по листу бумаги, а другой рукой подпирал голову-с, и они сказали-с мне:
– Что? с женщиной труднее поладить, чем с самим автором? Нечего делать, надо вам ублажить мою жену; понадобилось ей заказать новое бальное платье, где хочешь, подай денег… Я с вами потом сочтусь.
– Что же, принесли деньги в шесть часов? – спросил Панаев.
– Как же было не принести такой даме! – отвечал Смирдин».
П.Ф.Соколов. "Портрет Пушкина". 1836 г.
П.Ф.Соколов. "Портрет Пушкина". 1836 г.
Миф 3. Гений погиб из-за измены жены
– Когда семью начали изводить грязными слухами, как воспринимала эти нападки Натали?
– Многое открылось после гибели Пушкина. Есть общая канва событий. Но доподлинно известно, что когда 4 ноября 1836 года в дом Пушкина был доставлен анонимный пасквиль, поэт тут же отправил Дантесу вызов на дуэль. Наталья Николаевна, узнав об этом, сумела вмешаться, прибегнуть к заступничеству Жуковского, и стараниями друзей семьи Пушкиных ноябрьскую историю удалось предотвратить. Внешне она закончилась благополучно: Дантес вынужден был жениться на старшей сестре Натальи Николаевне – Екатерине Гончаровой. Эта свадьба состоялась 10 января 1837 года.
Князь Вяземский писал: «Молодой Геккерен продолжал, в присутствии своей жены, подчеркивать свою страсть к г-же Пушкиной. Городские сплетни возобновились, и оскорбительное внимание общества обратилось с удвоенной силою на действующих лиц драмы, происходящей на его глазах. Положение Пушкина сделалось еще мучительнее, он стал озабоченным, взволнованным, на него тяжело было смотреть. Но отношения его к жене оттого не пострадали. Он сделался ещё предупредительнее, еще нежнее к ней».
В чистоте Натальи Николаевны Пушкин не сомневался ни на секунду, о чем и сказал ей при свидетелях на смертном одре. Но вызывающее поведение Дантеса после свадьбы на Екатерине Гончаровой вынудило Пушкина к поединку. Всего через 17 дней после свадьбы свояки дрались на дуэли на расстоянии 10 шагов.
О готовящейся дуэли Наталья Николаевна ничего не знала. Поэт уходил на поединок, когда Натальи Николаевны не было дома. Она вместе со старшими детьми была в гостях у княгини Екатерины Николаевны Мещерской – дочери покойного историографа Николая Михайловича Карамзина.
Позднее А. Н. Аммосов со слов Константина Данзаса писал: «На Дворцовой набережной они встретили в экипаже г-жу Пушкину. Данзас узнал ее, надежда в нем блеснула, встреча эта могла поправить все. Но жена Пушкина была близорука; а Пушкин смотрел в другую сторону».
- Он специально сохранил все в тайне, чтобы она не отговорила его?
- С одной стороны - да. А с другой – он всячески оберегал ее. «Жене своей он говорил: “Не упрекай себя моей смертью; это дело, которое касалось одного меня”», – записал у себя в дневнике Владимир Муханов слова Пушкина, когда его смертельно раненого привезли домой.
- То есть Пушкин даже не допускал сомнений в верности жены?
– Судите сами. Вот лишь некоторые свидетельства друзей поэта. Барон Густав Фризенгоф со слов тетушки Натальи Николаевны 7 марта 1837 года утверждал: «Пушкин был… убежден в невиновности своей жены, которая его страстно любила». Нащокин, словно завершая этот хор голосов в защиту вдовы Поэта, с уверенностью заявлял: «Клянусь всем… Наталья Николаевна <…> любит мужа… за это я головой моей ручаюсь!».
Поэт и драматург Нестор Васильевич Кукольник, хорошо знавший Пушкина, записал в своем дневнике: «Несколько минут после смерти Пушкина,  Даль вошел к его жене; она схватила его за руку, потом… в отчаянии произнесла: “Я убила моего мужа, я причиною его смерти; но богом свидетельствую, – я чиста душою и сердцем!”».
Пушкин защищал честь семьи, честь любимой женщины. Когда друзья пытались успокоить его, убеждали не реагировать на сплетни, Пушкин ответил: «Мне не довольно того, что вы, что мои друзья, что здешнее общество, также как и я, убеждены в невинности и в чистоте моей жены: мне нужно ещё, чтобы доброе моё имя и честь были неприкосновенны во всех углах России, где моё имя известно».
В. Гау. Портрет Н.Н. Ланской. 1849.
В. Гау. Портрет Н.Н. Ланской. 1849.
Миф 4: Гончарова участвовала в заговоре спецслужб по устранению поэта
– Итак, после гибели Пушкина на руках Натали остаются дети...
– Точнее – четверо маленьких детей: старшей Машей не было и пяти лет, а младшей Наташе – всего восемь месяцев...
– …и гигантские долги супруга.
– .…которые оплатил лично Император. А еще распорядился мальчиков устроить в кадетский корпус, а девочкам выплачивать пособие до выхода замуж.
- Это становится богатой почвой для мифа, что поэта устранили спецслужбы, с помощью Натали и с подачи государя. То ли потому, что царь был влюблен в жену поэта, то ли хотел просто заткнуть рупор свободы.
– Я так не думаю. По поводу чистоты Натальи Николаевны мы уже говорили. А что касается Николая I, то слишком многое говорит за то, что царю было выгоднее, чтобы Пушкин жил. И дружил с ним.
К примеру, пожалование Пушкину придворного звания камер-юнкера состоялось не без участия графа Бенкендорфа. Главный жандарм России давно стремился привлечь Поэта на сторону правительства, желая употребить его в качестве глашатая казенных идей, о чем еще 12 июля 1827 года писал Николаю I: «Пушкин, после свидания со мной, говорил в Английском клубе с восторгом о Вашем Величестве и заставил лиц, обедавших с ним, пить здоровье Вашего Величества. Он все-таки порядочный шалопай, но если удастся направить его перо и его речи, то это будет выгодно».
Когда же через полгода после своего назначения Поэт попросился в отставку, Бенкендорф жестко изложил свое мнение царю в докладной записке от 5 июля 1834 года: «Лучше, чтобы он был на службе, нежели предоставлен самому себе».
В.И. Гау. Портрет П.П. Ланского. 1847 г.
В.И. Гау. Портрет П.П. Ланского. 1847 г.
Миф 5: Натали, не выдержав траура, вышла замуж за старого нелюбимого генерала
- Итак, миф насчет старого генерала – нового мужа Гончаровой…
– Начнем с того, что второй супруг Натальи Николаевны стариком не был. Петр Петрович Ланской родился 13 марта 1799 года, то есть всего на три месяца старше Пушкина.
- И второе замужество случилось далеко не сразу?
- Пушкин, навеки прощаясь с нею, завещал: «Постарайся, чтоб забыли про тебя… Ступай в деревню, носи по мне траур два года, и потом выходи замуж, но за человека порядочного».
Ему не суждено было узнать, что его «ангел Таша», совсем еще девочка, 24-летняя вдова с четырьмя малолетними детьми на руках долгих семь с половиной лет будет носить по нему траур...
Безусловно, к Наталье Николаевне сватались, но она не спешила выходить замуж, хотя среди претендентов на ее руку были те, кто по-настоящему ею был увлечен. Так, одна из ее дочерей впоследствии писала:
«Наталье Николаевне представилась возможность сделать одну из самых блестящих партий во всей России. В нее влюбился князь Г.<олицын> обладатель колоссального состояния.
Вопрос о средствах, конечно, не мог играть тут никакой роли, но он вообще не любил детей, а чужие являлись для него подавно непосильным бременем».
– Кому мои дети в тягость, тот мне не муж! – ответила вдова…
– … и сделала выбор в пользу скромного «слуги царя, отца солдатам».
– Да, она выбрала Петра Ланского. Свел их счастливый случай. Зимой 1844 года генерал-майор Ланской по просьбе своего армейского приятеля – офицера лейб-гвардии Гусарского полка Ивана Николаевича Гончарова (с которым он встретился в Баден-Бадене во время лечения), зашел в Петербурге к его младшей сестре Наталье Николаевне, чтобы передать письмо и посылку. Впоследствии ее внучка Елизавета Николаевна Бибикова писала: «Бабушка была в черном бархатном платье, такая красивая, убитая горем, что дед сразу в нее влюбился».
В мае того же года он сделал ей предложение.
- Богат, как я понимаю, он тоже не был?
- Личное состояние его было очень незначительно, но это был аккуратный по природе человек, с весьма скромными потребностями.
«Особым знаком Царской милости явилось его назначение прямо из свиты командиром лейб-гвардии Конного полка, шефом которого состоял Государь, питая к нему особое благоволение.
Обширная казенная квартира, упроченная блестящая карьера расширяли его горизонт и, не откладывая дольше, он сделал предложение», – впоследствии писала о Ланском его старшая дочь Александра.
- То есть по современным понятиям, он носил звание генерала Федеральной службы охраны.
- Видимо да. Однако предложение он сделал только после этого назначения. Тогда Наталье Николаевне было почти 32 года – она глава большой семьи, привыкла все делать сама, неся груз ответственности за каждого из подрастающих детей. Она сама вершила свою судьбу, поэтому ее решение выйти замуж было зрелым и взвешенным. Оно было принято ею самостоятельно.
16 июля 1844 года, воскресным солнечным днем в Стрельне (пригороде Петербурга) состоялось венчание Натальи Николаевны Пушкиной с Петром Петровичем Ланским. Произошло событие, которое не обошел своим вниманием и царский Двор:
«Николай Павлович отнесся очень сочувственно к этому браку и сам вызвался быть посаженым отцом, но невеста настояла, чтобы свадьба совершилась как можно скромнее; сопровождаемые самыми близкими родственниками, они пешком отправились в Стрельнинскую церковь и там обвенчались. Поэтому Ланскому не пришлось воспользоваться выпавшей ему почестью. Государь понял и оценил мотивы этого решения, прислал новобрачной бриллиантовый фермуар в подарок, велев при этом передать, что от будущего кумовства не дозволит так отделаться».
Выбор вдовы Пушкина постепенно стал достоянием общественности, в частности, тех из окружения поэта, кому небезразлична была дальнейшая судьба его детей. И если его друзья вначале предвзято и осторожно относились к избраннику Натальи Николаевны, то со временем отдавали ему должное.
– С Ланским она была счастлива не меньше, чем с Пушкиным?
– Наталья Николаевна сама ответила на этот вопрос. Еще в 1849 году, спустя пять лет после свадьбы с Ланским, она пророчески ему написала: «Ко мне у тебя чувство, которое соответствует нашим летам; сохраняя оттенок любви, оно, однако, не является страстью, и именно поэтому это чувство более прочно, и мы закончим наши дни так, что эта связь не ослабнет».
В переписке супругов Ланских часто обсуждались и самые сокровенные темы. Друг от друга они ничего не таили. Иначе Наталья Николаевна просто не умела: «Ты стараешься доказать, мне кажется, что ревнуешь. Будь спокоен, никакой француз не мог бы отдалить меня от моего русского. Пустые слова не могут заменить такую любовь, как твоя. Внушив тебе с помощью божией такое глубокое чувство, я им дорожу. Я больше не в таком возрасте, чтобы голова у меня кружилась от успеха. Можно подумать, что я понапрасну прожила 37 лет. Этот возраст дает женщине жизненный опыт, и я могу дать настоящую цену словам. Суета сует, все только суета, кроме любви к богу и, добавляю, любви к своему мужу, когда он так любит, как это делает мой муж. Я тобою довольна, ты – мною, что же нам искать на стороне, от добра добра не ищут».
Петр Петрович действительно ревновал жену к другим мужчинам, оказывавшим ей подчеркнутое внимание. Ревновал, потому что боялся потерять. Но поведение Натальи Николаевны было настолько безупречно, и в свете рядом с ее именем больше никогда не примешивалось ничье другое. Она была женой генерала Ланского. И только. Наталья Николаевна всячески оберегала свое тихое семейное счастье. Она им дорожила.
Петр Петрович имел большое преимущество перед остальными – он не только любил Наталью Николаевну, он принял и полюбил ее детей – детей Пушкина. Возможно, поэтому брак был таким достойным и на всю жизнь. 19 лет супружества.
Петр Петрович пережил супругу. Его дочь Александра Петровна, в замужестве Арапова, писала:
«Отец пережил ее (Наталью Николаевну. — Авт.) на целых четырнадцать лет, но она ясно провидела глубокую, неизлечимую скорбь, ставшую его неразлучной спутницей до последнего дня его жизни. Сколько тихих слез воспоминания оросили за эти долгие годы ее дорогую могилу в Александро-Невской лавре, посещение которой стало его насущной потребностью!
Как часто, прощаясь со мной, отходя ко сну, он говаривал с облегченным вздохом: “Одним днем еще ближе к моей драгоценной Наташе!”».
Согласно воле Ланского, его похоронили в той же могиле. Теперь они снова рядом на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.
- Какая удивительная история любви…
- Безусловно, Наталья Николаевна была из числа тех редких и возвышенных женщин, о которых можно смело сказать вослед за поэтом: «Чистейшей прелести чистейший образец».
ИСТОЧНИК KP.RU
Яндекс.Метрика