Рейд в бессмертие... Потомки, знайте: они не посрамили память предков

Тема оформления

МБУК «Городская... пт, 27/08/2021 - 12:22
О Башкирской кавалерийской 112-й дивизии под командованием генерала Минигали Шаймуратова написано много. И все же. Героизма лишнего не бывает, а героев должны помнить всегда. К тому же подрастают новые поколения, которым мы обязаны передать историческую память. Да и знакомые с тематикой вполне могут найти здесь дополнительные, до того неизвестные сведения.
Крещение под Сталинградом
…В свой первый бой дивизия вступила 2 июля 1942 года на участке яростного наступления немцев, рвавшихся к волжским берегам. Кавалеристы держали более 12 километров обороны, что превышало их реальные возможности вдвое. Наступление было сорвано тяжелой ценой — погибли и ранены 562 человека, уничтожено множество лошадей, орудий, боеприпасов. Потери противника также были значительными, одних танков подбито не менее пяти, но главное — враг потерял уверенность в молниеносном прорыве к Сталинграду.
Эти и другие факты более подробно описаны в очерке Константина Симонова «В Башкирской дивизии» от 25 июля 1942 года, где дано развернутое описание событий, людей и истории формирования подразделения.
В декабре 1942 — январе 1943 годов дивизия в составе 8-го кавалерийского корпуса вела бои на участке возможного прорыва из сталинградского котла окруженных немецких войск, сорвала попытку их спасения армией Манштейна. Это тоже стало поводом для внимания центральной прессы. В газете «Красная Звезда» напечатан очерк «Башкиры» знаменитого писателя Ильи Эренбурга. Были также публикации популярных журналистов Братьев Тур.
Без передышки
Дивизия была востребована, она привлекалась для выполнения самых ответственных заданий, а значит, чаще подвергалась риску. За прошедший год с момента формирования на родине в Башкирии возможности республики в пополнении дивизии людьми и всем необходимым были исчерпаны. Из-за естественных потерь пополнение и материальное снабжение осуществлялись на общей основе из государственных ресурсов. По составу дивизия становилась многонациональной, численность выходцев из республики сокращалась. Но ответственность в конечном итоге все равно лежала на командире — он принимал наказ республики на доблестный путь, ему было оказано особое, общенародное доверие. Именно комдив перед строем дивизии и руководством республики давал присягу не посрамить воинской славы предков — Башкирских полков, героев Отечественной войны с Наполеоном в 1812 — 1813 годах, наследниками которых их называли.
2 февраля пришел приказ о переходе 8-го кавалерийского корпуса (и соответственно, 112-й кавалерийской дивизии) в наступление по преследованию и дальнейшему разгрому отступающего врага. Приказ не подлежал обсуждению, он исходил из самых высших инстанций. Это была показательная операция Ставки верховного Главнокомандования: Красная Армия изгоняет германские войска и освобождает свои территории! В стране ликование! Весь мир приветствует итоги битвы под Сталинградом! Советское правительство и Верховный Главнокомандующий получали поздравительные телеграммы от президента США, премьер-министра Великобритании и других мировых лидеров.
Многие однополчане свидетельствовали, что у командира дивизии было достаточно причин для озабоченности боеспособностью подразделения. На выправление ситуации требовались некоторое время и естественная передышка. К сожалению, такого времени у комдива не было. Только понимание, что предстоящее наступление в его военной биографии будет самой трудной, сложной и невероятно рискованной операцией с непредсказуемым финалом. И еще было предупреждение о том, что по завершении задания ему предстоит оставить дивизию и занять должность заместителя командующего корпусом. Полное ощущение движения в один конец: за все отвечаешь головой, и только если вернешься — станешь героем.
Наступление или рейд?
Особенность предстоящих действий в этой операции (впоследствии названной рейдом) заключалась в переходе за линию фронта и ведении боевых действий на оккупированной территории. Чем дальше кавалеристы наступают, тем больше отрываются от своих тылов и лишаются поддержки моторизованных танковых частей, артиллерии на земле и авиации с воздуха. Тем слабее становится наше наступление. Отступающие части немецких войск по мере отката назад приближаются к своим тыловым базам снабжения и пополнения, происходит уплотнение их боевых порядков, их возможности усиливаются.
Сборы были недолгими. Первая неделя февраля ушла на преодоление кавалеристами линии фронта. Это не было легкой прогулкой, переход проходил с боями, вражеские порядки укреплялись прибывавшими резервами. После 10 февраля наступила активная фаза продвижения наших частей от Сталинграда и перенесения боевых действий на юго-восток Украины.
Вот краткие выдержки из сообщений «Информбюро» того времени.
С 8 по 12 февраля — налеты на склады продовольствия и боеприпасов, пущен под откос транспортный эшелон врага с живой силой и военными грузами, тяжелые бои с превосходящими силами пехоты и танков противника.
14 февраля захвачен железнодорожный узел Дебальцево и пути, ведущие к важнейшим коммуникациям Донбасса, что позволило совместными усилиями с другими частями Красной Армии освободить Ворошиловград и окрестные населенные пункты, включая Краснодон.
В этот же день было получено сообщение о присвоении 8-му корпусу гвардейского звания; 112-я Башкирская дивизия стала 16-й гвардейской.
15 февраля — уничтожение складов, живой силы противника, разобрано 10 км ж/д путей, взорваны мосты от Дебальцево на Артемовск.
16 — 17 февраля — бои за удержание Чернухино, отражение немецких атак с участием 40 танков.
19 — 22 февраля — участие в боях за выход через линию фронта. Нанесение ощутимых потерь, захват боеприпасов и продовольственных складов, разрушение тыловых порядков вражеских соединений. Уничтожено несколько танков противника.
23 февраля — последний бой у рубежа перехода линии фронта. Марш по глубокому снегу. Открытая местность примерно на 3 км. Для ее преодоления нужно пройти сквозь хорошо вооруженные порядки врага. Необходимо беречь патроны, надежда на штык, приклад и саблю. Комдив М. Шаймуратов на коне: «Вперед, на решающий штурм!».
На небольшом поле схватка тысяч воинов с разных сторон. М. Шаймуратов окружен примерно тридцатью немецкими солдатами и офицерами. Двенадцать бойцов из охраны комдива вступают в бой с немцами. Одиннадцать погибли.
Знамя дивизии удалось сберечь и вынести с поля боя.
23 — 24 февраля сводные отряды 112-й кавдивизии и других дивизий корпуса вышли из рейда и соединились с нашими частями. Было официально констатировано, что генерал-майор М. Шаймуратов не вышел из рейда. (Командир корпуса генерал-майор М. Д. Борисов попал в плен).
Так закончился жизненный путь генерала Шаймуратова. Дивизия продолжила боевой путь и закончила войну в Берлине, отметилась подписями бойцов на стенах Рейхстага.
Знамя, слава, честь
Было много попыток дискредитации генерала как якобы сдавшегося в плен. На этот счет создавалось множество версий. Многие десятки лет ушли на их опровержение, все подобные домыслы провалились. Главным было единодушное движение множества простых людей в защиту чести и достоинства генерала и славы возглавляемой им дивизии.
За восстановление доброго имени генерала Шаймуратова и присвоение ему звания Героя Советского Союза ходатайствовали знаменитые военачальники, в том числе маршал С. М. Буденный. Неоднократно в 1940 — 1950 годы подобные представления о присвоении генералу звания Героя делались руководителями Башкирии. Прямого отказа не было, но и решения вопроса не происходило. Этому были разные причины, в том числе соображения о том, что награждение задним числом, по прошествии длительного времени после военных событий, может быть прецедентом для многих других случаев массового героизма. Тем не менее конкретная история с генералом М. М. Шаймуратовым является исключительной. В течение ряда военных и послевоенных (1940 — 1950) лет первым секретарем Башкирского обкома ВКПб (затем КПСС) был С. Д. Игнатьев, который известен как «неоднократный» нарком Госбезопасности СССР. Этот человек имел решающее слово в вопросах доверия или недоверия к кому-либо, кроме самого первого руководителя государства. Статус его должности определял уровень секретности любого личного или служебного дела. В 1942 — 1943 годах уже был опыт решения вопросов по другим национальным воинским объединениям (расформирование 115-й Кабардино-Балкарской кавалерийской дивизии, 114-й Чечено-Ингушской кавалерийской дивизии и пр.)
По окончании войны Башкирская кавалерийская была сначала максимально удалена от места первоначального формирования, в Закавказский военный округ, а через два года также расформирована. Но слава о Башкирской кавалерийской дивизии живет в памяти народа и неразрывно связана с именем ее первого командира — нашего героического земляка Минигали Мингазовича Шаймуратова!
Яндекс.Метрика