Вы здесь

"Может ли книга изменить жизнь человека?"

Тема оформления

 Сколько раз, читая книгу, вы ловили себя на мысли о том, что начинаете испытывать к герою симпатию или антипатию? А сколько раз впоследствии вы, вольно или невольно, пытались подражать герою понравившегося произведения, объяснять свои мысли и действия взятым из произведения литературным образом? Скажете – не было такого? Ни разу? Вы уверены?
А почему подобное происходило? Потому, что автор – гениален, скажете вы. Потому, что автору удалось нарисовать живой образ, который не просто понравился или не понравился, а действительно зацепил чем-то, зацепил глубоко внутри какую-то струну, о существовании которой вы сами не подозревали, и поэтому не просто представился воочию на короткий момент прочтения, а въелся в память, засел там, глубоко внутри, став одним из критериев оценивания вами окружающей действительности.
И в этом утверждении вы будете и правы, и неправы.
Да, возможно, большая часть этой заслуги – в авторе. Ведь если бы он не владел настолько хорошо умением показать посторонним людям образы, возникшие у автора в голове, то и вас бы не зацепили ни герой произведения, ни книга. А с другой стороны, если бы вы сами не читали эту книгу в надежде найти для себя что-то большее, чем увлекательное времяпрепровождение на полчаса-час, никакой красиво и достоверно описанный вымышленный мир не смог бы вас зацепить настолько глубоко, чтобы появилось желание что-то из этого мира взять для себя.
Немаловажную роль играет также – нет, не жанр произведения, как вы могли подумать, а его авторитет. Читая книгу всемирно известного общепризнанного деятеля от литературы, у вас будет один настрой. Вы уже знаете, что автор – талантлив, что книга – образец художественного изложения сюжета, что мысли, в ней содержащиеся – эталон норм морали и поведения. И именно поэтому вы уже заранее будете настроены искать в произведении какую-то часть «великой сермяжной правды» для себя, и поверьте, вы ее найдете. И тут дело даже не в том, что «кто ищет, тот всегда найдет», а в том, что у тех самых мыслей, которые цепляют что-то глубоко внутри, есть свойство прорастать. Фраза, как семя, упала вглубь души, а через время взошла, подпитанная приобретенным жизненным опытом, и стала не просто ничего не значащей фразой из книги, а одним из тех факторов, которые называют «мировоззрение». И в таком прорастании есть огромный плюс, поскольку выросшая фраза перестает быть просто повторенным выражением, кем-то высказанным ранее, а становится всецело вашей, которую уже не отнять.
Если же вы читаете произведение малоизвестного автора, то любые мысли, хоть сколько-то соответствующие вашим собственным, уже полученным на данный момент, критериям и жизненным ценностям, представят для вас читаемую книгу в совершенно новом свете. Заметьте, мы не говорим  об общепризнанных нормах морали и этики, слова которых повторялись настолько часто, что почти утратили свой смысл, вложенный в них первоначально; нет, мы  говорим о тех жизненных ценностях, которые вы выработали для себя сами, основываясь на своем жизненном опыте; и вот эти ценности имеют для вас намного больший вес, чем общепринятые нормы морали и этики. Да, вы соглашаетесь, что «не убий, не укради», но веса эти заповеди имеют намного меньше, и в частности из-за того, что это именно общепризнанные устои, значение и авторитет которых принимаются только потому, что социум, в котором вы живете, решил, что так – правильно. Можно даже сказать, что это – инородные мысли, навязанные кем-то извне, в том время, как мысли и понятия, родившиеся под впечатлением прочитанной книги – именно ваши ощущения, этим они ближе, и роднее, и значимее.
Мысли же в книгах, не нашедшие точки соприкосновения ни с нашим внутренним миром, ни с нашим уже имеющимся на этот момент опытом и жизненными устоями, так и пролетят мимо, не зацепив ничем. Книга оставит равнодушным читателя не потому, что автор посредственность, а текст безграмотен, а потому, что высказанные автором мысли оказались чужды читателю, не представили для него, читателя, никакой ценности, интереса и содержательности. И, соответственно, раз предмет оказался неинтересен, то и взять из него оказалось нечего, потому что  все эти пустые идеи не больше, чем набор букв, не имеющий особого значения.
В то же время, если брать общество в целом, то никакая книга не сможет настолько повлиять на сознание этого общества, чтобы вызвать революцию. Вот  фраза А.и Б.Стругацких, высказанная ими в книге «Дикие лебеди»: «Писатель – это прибор, показывающий состояние общества, и лишь в ничтожной степени – средство для изменения общества. История показывает, что общество изменяют не литературой, а реформами или пулеметами, а сейчас еще и наукой. Литература в лучшем случае показывает, в кого надо стрелять или что нуждается в изменении…». Хоть этим словам уже более тридцати лет, они не устарели до сих пор.
Вывод таков – для того, чтобы прочитанная книга нашла отклик, и у читателя возникло желание взять из нее что-то и для себя, мысли, содержащиеся в книге, должны в какой-то мере пересекаться или задевать наш собственный внутренний мир, чтобы возникло желание спорить с автором, а не просто читать его произведения. Если же после прочтения произведения не возникло желания мысленно продолжить действие или еще раз задуматься о прочитанных моментах, то и книга оказалась не представляющей для читателя никакой внутренней ценности.